Вы находитесь на архивной версии проекта bandynet.ru. Перейти на новую версию.

Претендент на должность президента FIB Борис Скрынник: Престиж России и хоккея с мячом дороже личных амбиций

- 2.09.05 10:46 - [Синий]
Источник: газета "Советский Спорт"
Борис Скрынник
Борис Скрынник
Версия для печати

В прошлые выходные Стокгольм слегка тряхнуло. Нет, там не было подвижек земной коры. Зато случился скандал на конгрессе Международной федерации хоккея с мячом (FIB). Выбирали нового президента FIB вместо ушедшего в отставку Альберта Поморцева.
Российская делегация привезла учрежденную во всех российских инстанциях кандидатуру – вице-президента Федерации хоккея с мячом России (ФХМР), руководителя аппарата правительства Московской области Бориса Жиганова.

Но неожиданно, как тогда показалось, шведы, финны, американцы выдвинули в противовес Жиганову другого кандидата. Все было бы ничего – нам ли бояться предвыборных выкрутасов! – но иностранным выдвиженцем оказался… еще один вице-президент ФХМР, бывший президент архангельского «Водника», а ныне вице-президент московского «Динамо» Борис Скрынник. Именно за ним чувствовалось большинство голосующих, поэтому российская делегация сочла за благо свернуть выборы и добиться их переноса на февраль, на период чемпионата мира, который пройдет в том же Стокгольме.

Так что же все-таки случилось в столице Швеции? Кто столкнул россиян лбами на глазах у всего мира? Один из героев этой истории, Борис Скрынник, решил «Советскому спорту» рассказать все начистоту.

— Борис Иванович, говорят, что до выборов вы скрывались, чтобы потом выступить от имени наших постоянных соперников – шведов. Неужели вам выставлять свою кандидатуру от России было не с руки?

— То, что я буду выдвигаться в президенты FIB, не было для россиян никакой неожиданностью, так как еще в апреле состоялась встреча членов FIB с президентом этой организации Альбертом Поморцевым, на которой рассматривалась моя кандидатура. Тогда у руководства ФХМР не было никаких возражений по моей персоне. Наоборот, Поморцев (он же является и президентом ФХМР. – Прим. ред.) заверял меня, что так оно и будет.

Летом я уехал на отдых, и вдруг мне звонят и говорят, что завтра состоится исполком ФХМР, где будет рассматриваться кандидатура… Жиганова в президенты FIB от России. Что-либо предпринять я не успевал. Тогда же члены FIB высказали недоумение тем, что в России так резко изменилась ситуация. И они подтвердили, что в таком случае будут выдвигать мою кандидатуру сами.

Об этом они официально сообщили в письмах, которые были направлены в российские спортивные инстанции – Олимпийский комитет, Федеральное агентство по физкультуре и спорту, ФХМР – и аргументировали свою позицию. Я думаю, что эти документы по каким-то причинам не дошли до руководителей Олимпийского комитета и Федерального агентства по физкультуре и спорту. С большим уважением отношусь к Вячеславу Фетисову и Леониду Тягачеву, поэтому уверен: если бы они знали всю ситуацию, то события развивались бы другим образом.

В любом случае говорить о том, что в августе я свалился участникам конгресса как снег на голову, было не то что преувеличением, а настоящей фальсификацией. Скорее выдвижение моего оппонента стало для членов FIB такой неожиданной снежной лавиной. Тем более что я прибыл на конгресс официально, как член FIB, где я являюсь руководителем одного из комитетов.

— А что тогда вы ни разу не собрали пресс-конференцию до конгресса в Швеции, коли чувствовали, что пахнет жареным? Можно было сразу расставить все точки…

— Я не знаю, кому было выгодно держать в тайне сложившуюся ситуацию. Но после официальных обращений федераций ряда стран (о чем я уже рассказывал выше), занимающих наряду с российской главенствующее положение в FIB, необходимость в разъяснении возникшей ситуации с моей стороны в прессе отпала сама собой.

У меня уже не было сомнений в том, что как человек, несколько месяцев назад давший слово возглавить FIB после ухода Альберта Ивановича, я не буду менять позицию. При любом раскладе я не хотел уходить из хоккея с мячом, которому отдана практически вся жизнь и многое сделано. Как бы после этого я смотрел в глаза людям, которые в меня верили, а я бы их просто обманул!

— Борис Иванович, но ведь это абсурд. И вы, и Жиганов – вице-президенты ФХМР. И вот на глазах всего мира два россиянина оказались по разные стороны баррикад…

— Я не хотел никакой конфронтации. Неужели вы думаете, что чувство патриотизма у меня меньше, чем у моего оппонента?! Просто за все время, прошедшее после выдвижения ФХМР кандидатуры Жиганова, со мной никто не пытался встретиться, делая вид, что меня вообще не существует. Но это только тогда, когда нужно было найти компромисс. А тем временем шло откровенное обливание моего имени грязью в отдельных СМИ, и я никогда, наверное, не был так популярен. Шучу.

— Как все происходило на конгрессе в Стокгольме?

— Произошло то, что заранее всем было известно. Абсолютное большинство не поддерживало кандидатуру ФХМР, о чем было ранее сообщено самому Жиганову, в том числе и во время его личной встречи с членами FIB. И когда российская делегация воочию убедилась, что кандидатура Жиганова не проходная, произошло то, что произошло.

— Почему же тогда не состоялось голосование?

— Не состоялось потому, что Альберт Поморцев своим авторитетом сумел убедить членов конгресса взять паузу до февраля. Якобы для того, чтобы изучить ситуацию, во всем спокойно разобраться и все расставить по своим местам. Но всем было ясно, каким был бы счет, если бы прошло голосование. Поверьте, я мог настоять на проведении выборов и идти до конца. Но я тоже думаю о России, репутации ФХМР. После несостоявшихся выборов на конгрессе прошел исполком FIB, где еще раз подтвердили, что хотели бы видеть от российской стороны господина Скрынника, а это примерно семьдесят процентов стран, входящих в FIB.

Моя работа в нашем виде спорта – вот она, вся на виду. Я уже и в FIB много лет работаю, и возглавляемый мной архангельский «Водник» почти десять лет был на самом высоком, в том числе и международном, уровне…

— Как, по-вашему, будут развиваться события дальше?

— Абсолютно уверен лишь в одном: выборов по приказу в FIB никогда не было и не будет. Жиганов заявляет, что не знает, кто стоит за Скрынником. Я могу еще раз разъяснить. За мной стоит моя многолетняя работа в нашем виде спорта, за мной стоит хоккей с мячом, где Жиганов, к сожалению, пока не известен.

Стратегия развития FIB вырабатывалась годами, и, поверьте, многое сделано, в том числе и с моим участием. И если Жиганов в своей программе одной из главных задач считает проведение показательного матча по русскому хоккею в Индии (где, кстати, нет льда), то разговаривать на одном языке с FIB ему действительно сложно. Конечно, такой матч сразу перевернет мир. И все, в том числе и в Азии, и в Африке, побегут играть в хоккей с мячом.

А вот о том, как нам увеличивать количество стран в FIB и не потерять в качестве игры, из его программы понять трудно. Создать много федераций – проблема небольшая, важно, чтобы все они были реально действующими. Жиганов утверждает, что FIB сейчас находится в кризисе, а в связи с несостоявшимся его избранием сделала один, но «огромный» шаг назад. Ни с первым, ни со вторым высказыванием Жиганова я не согласен. Если человек заявляет, что готов для развития хоккея с мячом отдать все силы, то можно поработать в FIB на любых должностях, заработать авторитет, стать вице-президентом, в конце концов президентом.

Чудес не бывает. Например, Поморцев много лет являлся вице-президентом FIB, пока не был избран ее руководителем. Поэтому пока нескромно г-ну Жиганову представлять себя спасителем мирового бенди и с этой позиции заявлять, что в Стокгольме «руками Скрынника Россия сама себя в очередной раз изваляла в грязи». К счастью, до февраля 2006 года есть время во всем спокойно разобраться и сделать все, чтобы авторитет ФХМР в мире по-прежнему оставался высоким.

— То есть вы будете бороться до победного конца?

— Я не собираюсь изменять слову, уже данному членам FIB, но не хочу, чтобы кто-то подумал, что мои личные амбиции выше престижа России. Я уверен, что в FIB и ФХМР работают профессионалы, и если они меня еще раз поддержат, то сделаю все, чтобы оправдать доверие. Хочу еще раз повторить, что для меня престиж России и хоккея с мячом выше личных амбиций.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

СКРЫННИК Борис Иванович
Родился 15 июля 1948 года. Нападающий. Заслуженный тренер России. В составе архангельского «Водника» (юноши) стал чемпионом СССР (1969 г.) За «Водник» играл с 1967 по 1979 г. (с перерывами). За спортивную карьеру забил 161 гол. (В чемпионатах СССР - 79 матчей, 11 мячей - Прим. Bobby) С 1985 года – в «Воднике» на административных должностях. В последние годы – исполнительный директор общественного фонда «Водник». С 1996 г. «Водник» девять раз был чемпионом России. В настоящее время – вице-президент московского «Динамо».
Является генеральным менеджером национальной сборной страны. Член исполкома ФХРМ. Член исполкома FIB. Награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.